Крушение Ту-154 под Иркутском в 1994 году

Экипаж и пассажиры

Состав экипажа рейса BKL130 был таким:

  • Командир воздушного судна (КВС) — Геннадий Сергеевич Падуков. Налетал свыше 16 000 часов.
  • Второй пилот — А. Г. Жаворонков. Налетал свыше 14 000 часов.
  • Штурман — В. И. Молнар.
  • Бортинженер — Илья Петрович Карпов. Налетал свыше 13 000 часов.
  • Проверяющий — О. В. Лиходиевский. Главный штурман Восточно-Сибирского РУВТ.

В салоне самолёта работали четверо бортпроводников: Н. В. Антонова, Е. М. Курбанова, О. С. Пермякова и И. В. Никифоров.

ГражданствоПассажирыЭкипажВсего
 Россия999108
 Германия88
 Китай44
 Австрия11
 Франция11
 Япония11
 Индия11
Всего1159124

Что привело к падению самолета?

Официальных причин падения самолета официальные лица пока не называли. Расследование
авиационного инцидента обычно занимает несколько месяцев.

Но предварительные версии уже озвучены. Так, по данным Минтранса
Беларуси, судно уходило на второй круг в попытке посадить самолет «в сложных метеорологических условиях». Согласно сводке синоптиков, при посадке самолета шел сильный мокрый снег, который ограничивал видимость.

Информированный источник также сообщил «Интерфаксу», что причиной
могла стать техническая неисправность, столкновение с птицами или ошибка пилотирования при непростой погоде.

«Воздушным судном управлял опытный экипаж. Командир имел
общий налет более 12 тысяч часов, в том числе на типе АН-12 более 7 тысяч», —
уточнил Минтранс Беларуси после появления данной версии.

Также ведомство добавило, что на борту потерпевшего катастрофу воздушного судна груз
отсутствовал. Это позволило специалистам сразу исключить версию о неправильной центровке груза.

Следователи Восточного межрегиональное следственное управление на транспорте СК РФ после аварии возбудили уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного части 3 статьи 263 УК РФ (нарушение правил безопасности воздушного транспорта, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц). На месте трагедии нашли уже нашли неповрежденный черный ящик, который поможет специалистам Межгосударственного
авиационного комитета выяснить причину этой катастрофы

На месте трагедии нашли уже нашли неповрежденный черный ящик, который поможет специалистам Межгосударственного
авиационного комитета выяснить причину этой катастрофы.

Катастрофа

Рейс BKL130 вылетел из Иркутска в 11:59 IKT. Взлёт был произведён с ВПП 12, затем правым разворотом экипаж взял курс на Москву. Через 3 минуты и 45 секунд после взлёта на высоте 4000 метров произошло нелокализованное разрушение воздушного стартера двигателя №2, не отключившегося после запуска двигателя и продолжавшего работать на высоких оборотах (более 40 000 об/мин) при открытых кранах отбора воздуха от двигателей. Вылетевший из корпуса стартёра вращающийся диск турбины попал в зону двигателя и отсека, повредил воздушные, топливные и масляные магистрали двигателя №2, элементы гидросистем, пробил обшивку заднего кожуха камеры сгорания и вышел наружу из двигателя. Прекращение подачи топлива к форсункам вследствие разрушения топливных магистралей привело к остановке двигателя, и в отсеке двигателя начался пожар, подпитываемый вытекающими ГСМ при наличии подачи в зону горения воздуха под давлением из-за разрушения обшивки заднего кожуха камеры сгорания.

Обнаружив срабатывание сигнализации о пожаре в двигателе №2, экипаж отключил его и применил все очереди системы пожаротушения. Эти действия к ликвидации пожара не привели, после чего КВС развернул лайнер в сторону Иркутска и запросил аварийную посадку. В процессе захода на посадку вследствие разгерметизации проложенных в отсеке двигателя №2 магистралей всех трёх гидросистем произошёл полный отказ управления самолётом. Всеми принятыми мерами по поддержанию давления в гидросистемах экипажу не удалось предотвратить катастрофу.

В 12:07:40 второй пилот доложил о полной потере управления. И в 12:08:38 IKT рейс BKL130 на скорости 510 км/ч, вертикальной 2—4 м/с, под углом тангажа 3—5°, углом наклона траектории −1—2° и небольшим креном вправо врезался в молочную ферму в селе Мамоны в 15 километрах от аэропорта Иркутска. От сильного удара самолёт разорвало на две части. Кабина пилотов и первый пассажирский салон разлетелись вдребезги, а второй пассажирский салон и хвостовая часть отлетели далеко на склон (их обломки были обнаружены в 400 метрах от места падения). Все находившиеся на борту 115 пассажиров и 9 членов экипажа погибли.

Здание молочной фермы было разрушено. В момент катастрофы в здании находились 3 человека (скотник Михаил Сальников и две доярки) — 1 погиб, 1 получил ранения, а также погибли несколько десятков голов крупного рогатого скота. Всего погибли 125 человек. Идентифицировать удалось останки 74 человек.

Спасательная операция

Первыми самолет в тайге нашли медики — к месту прибыли 4 экипажа скорой помощи. Пять пассажиров к тому времени сами выбрались из самолета, по данным источника ТАСС в Минздраве. Они кричали, громко включали музыку, звали на помощь. Благодаря этому их удалось найти, уточнял Лайф.

https://vk.com/video_ext.php

Спасатели разбирали фюзеляж, чтобы разблокировать зажатых в салоне людей. В операции участвовали 70 человек. 

— Самостоятельно передвигаться могут только три пассажира самолета, — рассказывал «КП» главный специалист отдела по ГО и ЧС Сергей Яковлев. — Остальным пострадавшим нужны носилки. У них тяжелые повреждения и травмы средней тяжести. Нужны жесткие носилки. Как проходит эвакуация: сначала раненых нужно спустить с горы, спуск здесь крутой, затем на лодке по реке метров 100–150. Ну и отвезти в больницу поселка Магистральный.

Фото с места крушения самолета. Фото: МЧС

Аналогичные авиакатастрофы

  • Катастрофа Ту-154 под Красноярском — схожая по обстоятельствам.
  • Boeing 747 Japan Airlines (рейс JAL 123) и DC-10 Turkish Airlines (рейс TK 981). Обе катастрофы закончились неуправляемым падением самолётов. В первой катастрофе выжило только 4 человека (если бы спасательные службы нашли место падения и прибыли туда быстрее, выжили бы больше человек), во второй погибли все.
  • Катастрофа DC-10 в Су-Сити — больше половины пассажиров выжило в результате контролируемого столкновения самолёта с ВПП.
  • Инцидент над Багдадом — единственный успешный случай посадки авиалайнера в катастрофе с помощью одних двигателей, никто не пострадал.

Катастрофа Ту-154 3 января 1994: последовательность событий

На высоте 300 метров сигнализация оповестила о пожаре двигателя номер 2. Экипаж выполнил разворот в сторону Иркутска и запросил экстренную посадку. Второй двигатель продолжал гореть, что привело к разрушению расположенных рядом баллонов с гидросмесью. Отказали все гидросистемы самолёта, экипаж утратил способность управлять машиной. Через 12 минут после взлёта самолёт на скорости порядка 500 км/ч, по скользящей траектории, врезался в молочную ферму в поселке Мамоны, который находится в 3 километрах от Иркутска. На земле погиб 1 человек.

Обломки самолёта были найдены в радиусе 400 метров от места падения.

Идентифицировать удалось останки 74-х человек.

Катастрофа

Рейс ДД-352 вылетел из Екатеринбурга в 19:47 IKT (02:47 UTC). Взлёт и полёт прошли в штатном режиме на высоте 10100 метров.

В 01:50 IKT экипаж начал снижение к аэропорту Иркутска. В 02:05 командир экипажа доложил об установлении визуального контакта со взлётной полосой Иркутского аэропорта. В процессе захода на посадку экипаж допустил падение скорости самолета во время третьего разворота ниже допустимой на 10-15 км/ч. Автопилот, включенный в режим поддержания высоты, с падением скорости увеличил угол тангажа, что привело к еще большей потере скорости. Обнаружив опасную ситуацию, экипаж добавил режим двигателям, отклонил штурвал влево и от себя, что привело к быстрому росту вертикальной скорости и увеличению крена влево. Потеряв пространственную ориентировку, КВС попытался вывести самолет из крена, но своими действиями лишь увеличил его. После срабатывания датчика высотомера, установленного на минимальную высоту этого этапа захода на посадку, второй пилот резко потянул штурвал “на себя”, руль высоты при этом отклонился до -24° на кабрирование (практически до упора). Такое интенсивное и значительное отклонение руля высоты привело к увеличению нормальной перегрузки до 2 ед., угла тангажа до 20°, выводу ВС на закритические углы атаки и сваливанию в плоский штопор. Самолет резко «клюнул носом» вниз и понесся к земле.

Процесс протекания особой ситуации вплоть до катастрофической был скоротечным (15 секунд). Кратковременная “отдача” обоими пилотами штурвала “от себя” и переведение работы двигателей во взлетный режим не смогли обеспечить выход самолета из устойчивого режима плоского штопора. Снижение самолета в этом режиме проходило с вертикальными скоростями до 100 м/с. и все попытки экипажа вывести лайнер из штопора и прекратить снижение оказались безрезультатны ввиду дефицита высоты. Рейс 352 упал на лесную поляну, разрушился и сгорел. Все находившиеся на борту 145 человек погибли.

Самолёт исчез с экрана радара иркутской диспетчерской службы в 02:08 IKT (11:08 UTC). Примерно в это время жители деревни Бурдаковка в 22 километрах от Иркутска услышали громкий хлопок. Один из сельчан позвонил в милицию. К предполагаемому месту падения самолета выехали пожарные бригады и машины скорой помощи. В 03:25 IKT было обнаружено место падения самолёта. Обломки рейса 352 были разбросаны на площади в 10000 м². Утром того же дня были найдены все три «черных ящика». Они были отправлены на экспертизу.

Разгильдяйство назовут человеческим фактором

Обычно перед специальной комиссией, расследующей причину беды, стоит непомерно тяжелая задача — найти стрелочника или бездушную железяку, погубившую машину и людей. Впрочем, со стопроцентной уверенностью причину вряд ли кто назовет. Заново составленный, насколько это возможно, из чудовищно искореженных пазлов самолет, восстановленные по миллиметрам записи разрушенных черных ящиков, архивы переговоров диспетчеров, свидетельства очевидцев все равно не дадут максимально полную картину. Поэтому обычно специалисты называют версии происшествия по степени вероятности. В небе над Иркутском пассажирскому лайнеру смертный приговор, согласно выводам комиссии, подписал крошечный кусок воздушного радиатора, отколовшийся от корпуса вследствие перепада температур. Стартер второго двигателя пошел вразнос, и у летчиков едва хватило времени отвести борт от жилых кварталов.

Возможно, задолго до падения, еще на земле кто-то из техников просмотрел неполадку, не просчитал ее, технарь чином повыше продлил моторесурс двигателю. Возможно, заводской ОТК не разглядел брачок в изделии. Все возможно.

Причиной гибели гигантского “Руслана”, возможно, стало некачественное топливо, замерзшее в трубках. Махине не хватило мощи взмыть в небо. Небесный тяжеловоз мог разбежаться и взлететь в другую сторону от Иркутска, тогда жертв было бы меньше. Однако грузовой борт, набитый новенькими истребителями, получил добро на взлет над городскими кварталами…

Перегруженный китайскими шмотками ИЛ-76 в июле 99-го подвел утренний редкий воздух.Бывшие соотечественники сдуру запустили ракету в пассажирский самолет, пролетающий над Черным морем. Военные незалежной Украины долго отрицали свою причастность к крушению, пока их не ткнули носом в фрагменты фюзеляжа, продырявленные снарядом. В небе над Швейцарией два лайнера лоб в лоб свел уснувший диспетчер.Можно обобщить, что основной причиной иркутских авиакатастроф, да и не только их, стало обычное разгильдяйство, которое, как и преступность, не имеет национальности и границ. Правда, эксперты с некоторых пор стали применять удобоваримый и устраивающий абсолютное большинство термин “человеческий фактор”. Понимаете, виноват не Петров, Иванов или Сидоров, а человеческий фактор. Попробуй осуди его.

Экипаж

Самолетом управлял очень опытный экипаж, состав которого был таким:

  • Командир воздушного судна (КВС) — 51-летний Валентин Степанович Гончарук. Очень опытный пилот, проработал в авиакомпании «Владивосток Авиа» 26 лет. В должности командира Ту-154 — с 16 июля 1999 года. Налетал 13481 час, 3661 из них на Ту-154 (1223 из них в качестве КВС).
  • Второй пилот — 40-летний Сергей Александрович Диденко. Опытный пилот, проработал в авиакомпании «Владивосток Авиа» 20 лет. В должности второго пилота Ту-154 — с 1 августа 2000 года. Налетал 6802 часа, 2004 из них на Ту-154.
  • Штурман — 35-летний Николай Николаевич Сакрытин. Проработал в авиакомпании «Владивосток Авиа» 12 лет. В должности штурмана Ту-154 — с 1 сентября 1994 года. Налетал 6429 часов, 4485 из них на Ту-154.
  • Бортинженер — 35-летний Юрий Александрович Степанов. Проработал в авиакомпании «Владивосток Авиа» 10 лет. В должности бортинженера Ту-154 — с 6 сентября 1999 года. Налетал 954 часа, все на Ту-154.

В салоне самолета работали пять бортпроводников:

  • Ольга Михайловна Белозерова — старший бортпроводник. 37 лет, в авиакомпании «Владивосток Авиа» с 19 мая 1985 года.
  • Анна Викторовна Бирюкова. 23 года, в авиакомпании «Владивосток Авиа» с 17 апреля 2000 года.
  • Евгения Васильевна Исаева. 25 лет, в авиакомпании «Владивосток Авиа» с 17 апреля 2000 года.
  • Елена Васильевна Куликова, 31 год.
  • Виктор Павлович Морозов. 40 лет, в авиакомпании «Владивосток Авиа» с 1 августа 1995 года.

Экипаж и пассажиры

Самолётом управлял очень опытный экипаж, состав которого был таким:

  • Командир воздушного судна (КВС) — 51-летний Валентин Степанович Гончарук. Очень опытный пилот, проработал в авиакомпании «Владивосток Авиа» 27 лет (с 1974 года). В должности командира Ту-154 — с 16 июля 1999 года. Налетал 13 481 час, 3661 из них на Ту-154 (1223 из них в качестве КВС).
  • Второй пилот — 40-летний Сергей Александрович Диденко. Опытный пилот, проработал в авиакомпании «Владивосток Авиа» 20 лет (с 1981 года). В должности второго пилота Ту-154 — с 1 августа 2000 года. Налетал 6802 часа, 2004 из них на Ту-154.
  • Штурман — 35-летний Николай Николаевич Сакрытин. Проработал в авиакомпании «Владивосток Авиа» 12 лет (с 1989 года). В должности штурмана Ту-154 — с 1 сентября 1994 года. Налетал 6429 часов, 4485 из них на Ту-154.
  • Бортинженер — 35-летний Юрий Александрович Степанов. Проработал в авиакомпании «Владивосток Авиа» 10 лет (с 1991 года). В должности бортинженера Ту-154 — с 6 сентября 1999 года. Налетал 954 часа, все на Ту-154.

В салоне самолёта работали пять бортпроводников:

  • Ольга Михайловна Белозёрова, 37 лет — старший бортпроводник. Во «Владивосток Авиа» с 19 мая 1985 года.
  • Анна Викторовна Бирюкова, 23 года. Во «Владивосток Авиа» с 17 апреля 2000 года.
  • Евгения Васильевна Исаева, 25 лет. Во «Владивосток Авиа» с 17 апреля 2000 года.
  • Елена Васильевна Куликова, 31 год. Во «Владивосток Авиа» с 1991 года.
  • Виктор Павлович Морозов, 40 лет. Во «Владивосток Авиа» с 1 августа 1995 года.
ГражданствоПассажирыЭкипажВсего
Россия1249133
Китай1212
Всего1369 145

Всего на борту самолёта находились 145 человек — 9 членов экипажа и 136 пассажиров.

Причины катастрофы

Следственная комиссия установила, что 2-й двигатель на этом самолёте отказывал не в первый раз. Летом 1993 2-й двигатель отказал при подлете к Гуанчжоу (Китай). Экипажу пришлось вырабатывать топливо и садиться на аварийную полосу. Экипаж самолёта неоднократно писал послеполётные рекламации, в которых указывали неудовлетворительную работу 2-го двигателя. В день катастрофы 2-й двигатель смогли запустить лишь со второй попытки.

Расшифровка переговоров дала следующий результат.

За две минуты до взлёта было сказано:

— Передай инженеру, который двигатели готовил, что очень плохо подготовлены двигатели, не запускаются. Двадцать минут три двигателя запускали.

За минуту до взлёта:

— Опасные обороты! Кнопку нажимаешь — и не гаснет.

— Ни…я, прогреется — отключится. (КВС)

На расстоянии 4 км от аэропорта разрушился стартёр двигателя номер 2. Разрушение стартёра произошло из-за попадания постороннего предмета (предположительно обломка кожуха газосборника ВСУ) под заслонку управления стартёром. Из-за неплотно закрытой заслонки турбина стартёра продолжала раскручиваться и при значительном превышении предельно-допустимых оборотов произошло её разрушение. Части стартёра повредили систему подачи топлива, маслопроводы и трубопроводы гидравлической системы. Начался пожар второго двигателя, что и привело к катастрофе.

2011 год. Двое погибших

5 июля 2011 года в 190 км севернее Киренска Иркутской области произошло авиационное происшествие с вертолетом Ми-8Т авиакомпании “ЮТэйр” Приобского МТУ ВТ ФАВТ. Экипаж выполнял транспортно-связной полет по маршруту Усть-Кут -Даниловская площадь — буровая 72. На борту находились 13 пассажиров и груз.

После прибытия воздушного судна в район посадочной площадки 72-я Даниловская экипаж не смог обнаружить пригодную для приземления посадочную площадку и приступил к ее подбору с воздуха. Местность оказалась заболоченной. Однако было принято решение высадить пассажиров и разгрузить воздушное судно, удерживая вертолет в полувзвешенном состоянии. 

Во время выгрузки часть пассажиров перемещалась из вертолета на землю и обратно. На поверхности постоянно оставались четыре человека, которые относили груз в сторону от вертолета. В процессе выполнения разгрузочных работ у вертолета началось кренение в левую сторону, которое, по объяснению командира воздушного судна, достигало 15-ти градусов. Попытки привести положение вертолета в нормальное состояние не увенчались успехом. Машина провалилась колесом в грунт и опрокинулась на правый борт. После этого лопасти несущего винта ударились о землю и начали бесконтрольно вращаться. Были повреждены левый двигатель и левая часть кабины. В результате случившегося двое рабочих, находящихся на земле погибли, еще один — пострадал. После остановки вращения вертолета борт воздушного судна покинули оставшиеся пассажиры и члены экипажа. Травмы получили одна из пассажирок вертолета, а также командир воздушного судна и второй пилот.

Катастрофа

Рейс BKL130 вылетел из Иркутска в 11:59 IKT и взял курс на Москву.

Через 3 минуты и 45 секунд после взлёта на высоте 4000 метров произошло нелокализованное разрушение воздушного стартера двигателя №2, не отключившегося после запуска двигателя и продолжавшего работать на высоких оборотах (более 40 000 об/мин) при открытых кранах отбора воздуха от двигателей. Вылетевший из корпуса стартёра вращающийся диск турбины попал в зону двигателя и отсека, повредил воздушные, топливные и масляные магистрали двигателя №2, элементы гидросистем, пробил обшивку заднего кожуха камеры сгорания и вышел наружу из двигателя. Прекращение подачи топлива к форсункам вследствие разрушения топливных магистралей привело к остановке двигателя, и в отсеке двигателя начался пожар, подпитываемый вытекающими ГСМ при наличии подачи в зону горения воздуха под давлением из-за разрушения обшивки заднего кожуха камеры сгорания.

Обнаружив срабатывание сигнализации о пожаре в двигателе №2, экипаж отключил его и применил все очереди системы пожаротушения. Эти действия к ликвидации пожара не привели, после чего КВС развернул лайнер в сторону Иркутска и запросил аварийную посадку. В процессе захода на посадку вследствие разгерметизации проложенных в отсеке двигателя №2 магистралей всех трёх гидросистем произошёл полный отказ управления самолётом. Всеми принятыми мерами по поддержанию давления в гидросистемах экипажу не удалось предотвратить катастрофу.

В 12:07:40 второй пилот доложил о полной потере управления. И в 12:08:38 IKT рейс BKL130 на скорости 510 км/ч, вертикальной 2—4 м/с, под углом тангажа 3—5°, углом наклона траектории −1—2° и небольшим креном вправо врезался в молочную ферму в селе Мамоны в 15 километрах от аэропорта Иркутска. От сильного удара самолёт разорвало на две части. Кабина пилотов и первый пассажирский салон разлетелись вдребезги, а второй пассажирский салон и хвостовая часть отлетели далеко на склон (их обломки были обнаружены в 400 метрах от места падения). Все находившиеся на борту 115 пассажиров и 9 членов экипажа погибли.

Здание молочной фермы было разрушено. В момент катастрофы в здании находились 2 человека — один погиб, другой получил ранения, а также погибло несколько десятков голов крупного рогатого скота. Всего погибли 125 человек. Идентифицировать удалось останки 74 человек.

Причины катастрофы

Следственная комиссия установила, что 2-й двигатель на этом самолёте отказывал не в первый раз. Летом 1993 2-й двигатель отказал при подлете к Гуанчжоу (Китай). Экипажу пришлось вырабатывать топливо и садиться на аварийную полосу. Экипаж самолёта неоднократно писал послеполётные рекламации, в которых указывали неудовлетворительную работу 2-го двигателя. В день катастрофы 2-й двигатель смогли запустить лишь со второй попытки.

Расшифровка переговоров дала следующий результат.

За две минуты до взлёта было сказано:

— Передай инженеру, который двигатели готовил, что очень плохо подготовлены двигатели, не запускаются. Двадцать минут три двигателя запускали.

За минуту до взлёта:

— Опасные обороты! Кнопку нажимаешь — и не гаснет.

— Ни…я, прогреется — отключится. (КВС)

На расстоянии 4 км от аэропорта разрушился стартёр двигателя номер 2. Разрушение стартёра произошло из-за попадания постороннего предмета (предположительно обломка кожуха газосборника ВСУ) под заслонку управления стартёром. Из-за неплотно закрытой заслонки турбина стартёра продолжала раскручиваться и при значительном превышении предельно-допустимых оборотов произошло её разрушение. Части стартёра повредили систему подачи топлива, маслопроводы и трубопроводы гидравлической системы. Начался пожар второго двигателя, что и привело к катастрофе.

Память

Ежегодно, 3 января, к мемориалу приходят родные, близкие и друзья погибших. В октябре 2007 года состоялось освящение храма во имя святителя Софрония, возведённого в селе Мамоны. Инициатором строительства храма стал житель села Владимир Горбатов.

В 2018 году на месте катастрофы табличка с именами погибших была заменена; вместо неё были установлены мемориальные плиты из чёрного гранита. Но поскольку на металлической табличке фамилии и инициалы некоторых пассажиров частично стёрлись, на новом мемориале случилась путаница — у некоторых фамилий оказалось по две пары инициалов, а кому-то изменили пол.

Катастрофа

Рейс ДД-352 вылетел из Екатеринбурга в 19:47 IKT во вторник, 3 июля. Взлёт и полёт прошли в штатном режиме на высоте 10100 метров.

В 01:50, в среду, 4 июля экипаж начал снижение к аэропорту Иркутска. В 02:05 КВС доложил об установлении визуального контакта со взлётной полосой иркутского аэропорта. В процессе захода на посадку экипаж допустил падение скорости самолёта во время третьего разворота ниже допустимой на 10-15 км/ч. Автопилот, включённый в режим поддержания высоты, с падением скорости увеличил угол тангажа, что привело к ещё большей потере скорости. Обнаружив опасную ситуацию, пилоты добавили режим двигателям и отклонили штурвал влево и от себя, что привело к быстрому росту вертикальной скорости и увеличению крена влево. Потеряв пространственную ориентацию, КВС попытался вывести самолёт из крена, но своими действиями лишь увеличил его. После срабатывания задатчика радиовысотомера, установленного на минимальную высоту этого этапа захода на посадку, второй пилот резко потянул штурвал «на себя», в результате чего руль высоты отклонился до −24° на кабрирование (практически до упора). Такое интенсивное и значительное отклонение руля высоты привело к увеличению перегрузки до 2 g, угла тангажа до 20°, выводу лайнера на закритические углы атаки и сваливанию в плоский штопор. Самолёт резко «клюнул носом» вниз и понёсся к земле.

Процесс протекания особой ситуации вплоть до катастрофической был скоротечным (15 секунд). Кратковременная «отдача» обоими пилотами штурвала «от себя» и перевод работы двигателей во взлётный режим не смогли обеспечить выход самолёта из устойчивого режима плоского штопора. Снижение самолёта в этом режиме проходило с вертикальными скоростями до 100 м/сек и все попытки экипажа вывести лайнер из штопора и прекратить снижение оказались безрезультатными ввиду дефицита высоты. Рейс ДД-352 рухнул на лесную поляну, полностью разрушился и сгорел. Все находившиеся на его борту 145 человек погибли.

Самолёт исчез с экрана радара иркутской диспетчерской службы в 02:08 IKT. Примерно в это время жители деревни Бурдаковка в 22 километрах от Иркутска услышали громкий хлопок. Один из сельчан позвонил в милицию. К предполагаемому месту падения самолёта выехали пожарные бригады и машины скорой помощи. В 03:25 было обнаружено место падения самолёта. Обломки лайнера были разбросаны на площади в 10 000 м². Утром того же дня были найдены все три бортовых самописца. Они были отправлены на расшифровку.

Судьба или случай?

Статья по теме

Смерть с небес. В Иркутске вспоминают страшную катастрофу 1997 года

Анатолий Засядко считает себя материалистом и своё спасение в страшной катастрофе называет случаем. А вот Галина Ушакова, напротив, уверена, что это судьба. Для неё тот рейс стал последним в профессиональной деятельности: по состоянию здоровья её списали с лётной работы. В больнице она пролежала три месяца, в целом на лечение ушло больше трёх лет. А ведь сначала её даже считали погибшей. Дело в том, что в самолёте оказались три женщины с фамилией Ушакова, и одну из них, которая погибла, перепутали со стюардессой…

Людмила Лаврененко

Подруга Галины Алексеевны – Людмила Лаврененко, тоже бывшая бортпроводница, вспоминает, как искала пострадавшую в клинике:

– Она была в реанимации, меня не пускали туда. А один дядечка – то ли санитар, то ли кто ещё – дал халат, я накинула его, бросила под какой-то диван свои сапожонки и босиком пробежала к ней. Вот так – по-партизански. Когда Галину увидела, мне дурно стало – вся замотана, голова перевязана, нога одна подвязана. А погибший в этой катастрофе командир экипажа Иван Свистунов был хорошим другом моего отца, я тогда впервые видела у папы слёзы на глазах.

В обществе есть мнение, что иркутский аэропорт – это некая аномальная зона, поэтому здесь так часто происходят авиационные катастрофы. Однако ни Галина Ушакова, ни Людмила Лаврененко такую точку зрения не разделяют. Они считают, что у каждой трагедии есть вполне объяснимые причины. Другое дело, что сообщают о них не всегда. Официально причинами катастрофы 1976 года объявлены несимметричная заправка самолёта топливом и ошибки экипажа при взлёте, но участники тех событий считают, что нам так и не сказали, из-за чего же на самом деле упал Ту-104. И мы можем об этом только догадываться.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwitterВКонтакте
Напишите комментарий